Главная > Абсурд в литературе > Ежи Гротовский и его «Театр-Лаборатория»

Ежи Гротовский и его «Театр-Лаборатория»

5 ноября 2012

«Театр-Лаборатория» (вначале он назывался «Театр 13 рядов») был создан в городе Ополе в 1959 году. Создали его польский режиссер Ежи Гротовский и известный театрально-литературный критик Людвик Фляшен. Чем же таким необычным отличался этот театр?

Как известно, Ежи Гротовский создал свой авторский тренинг для воспитания актера в тот же период, когда был создан «Театр-Лаборатория». Коллектив театра, как и сам Гротовский, постоянно находились в поиске, и это не могло не отразиться на спектаклях. Репертуар театра свидетельствовал о постоянных исследованиях в области актерского мастерства. Но даже при том, что театр — это постоянное движение и обновление, он не может существовать без какой-либо системы. В 1968 году в «Театре-Лаборатории» начинается абсолютно новый период, и связано это с тем, что Ежи Гротовский вдруг становится противником своего собственного тренинга.

Этот театр никогда не был рассчитан на «массового» зрителя, спектакли «Театра-Лаборатории» ставились для элиты. Актеры были как бы одной большой семьей, считали друг друга «братьями», и полностью отдавались работе, вкладывая в исполнение ролей всю силу своей личности. Причем в быту они вели аскетичный и замкнутый образ жизни, совершенно не похожий на «богемный», чем тоже вызывали интерес к себе. В этот период были поставлены «Гамлет», «Доктор Фауст» и многие другие известные спектакли.

В отношении зрителя вообще наблюдалась специфическая политика — на спектакли допускались далеко не все желающие. Например, на известном спектакле «Акрополь» присутствовало всего 50 человек, которые по сценарию тоже участвовали в действии. При этом над репертуаром репетировали все дольше, а спектаклей ставили всего 2-3 в неделю. При такой постановке вопроса ни о какой массовости говорить не было смысла.

Но при всем внешнем авангардизме и Гротовский и его театр всегда были обращены лицом к людям, они как будто хотели примирить человека и с самим собой, и с внешним миром. О коллективе театра часто говорили, как о людях, имеющих собственную религию, но это было неверно, потому что они никогда не были обращены к какой-либо вере, скорее их интересовали знания и опыт.

Спектакли Ежи Гротовского очень трудно описать словами, хотя поклонники пытались оставить подробнейшие записи, больше похожие на стенограммы. В театре почти не было никаких украшений, как не было сцены, кулис, и реквизита. Количество декораций было тоже ограничено, но все они несли некую смысловую нагрузку. В центре всей постановки всегда стоял актер. Актеры Гротовского умели играть разными частями тела так, что они выражали различные душевные состояния, которые порой противоречили друг другу. Звуковая партитура спектакля также представляла собой совмещение несовместимого — актеры то ревели, как животные, то лепетали, как дети, исполняли литургии и народные песни. Спектакли творились прямо в процессе исполнения, и зачастую те зрители, которые попадали на один и тот же спектакль второй раз, были уверены, что это уже совсем другая постановка.

С 70-х годов в «Театре-Лаборатории» начался совершенно новый период, который критика назвала «активной культурой». Теперь Ежи Гротовский стремится к тому, чтобы незнакомые люди, приходя в театр, начинали активно взаимодействовать, чтобы раскрыть саму сущность человека, которая не будет прятаться от других. Участники этих действ описывали свои чувства после спектакля по-разному — кто-то радовался освобождению от страхов, другой говорил о необычном ощущении близости чужих людей. По сути именно это и стало практически уходом Гротовского из театральной деятельности, и коллектив театра распался на две части. Ежи Гротовский с соратниками посвятили себя изучению «театральных истоков». Театр для них был местом, объединяющим человека с бытием, фактически — самой жизнью.

Абсурд в литературе

Комментирование отключено.