Главная > Суть и логика абсурда > Артисты это дети. Сукины дети.

Артисты это дети. Сукины дети.

22 января 2013

Провинция. Театр. Сегодня дают «Снегурочку» Островского.
Артисты торопятся. Волшебная дверь в закулисье поглощает этих небожителей одного за другим. И вот уже это не просто граждане, это Берендеи, жители сказочной страны. Мизгирь, Бермята, Бобыль с Бобылихой и другие.
«Привет. Как дела? Что нового?» — Энергетические комочки обычной жизни перекатываются по коридорам и гримёрным. — «Сегодня зарплата. Серьёзно. Класс!».
Третий звонок, и помощник режиссёра просит занять всех свои места. Свет. Занавес. Покатилось действие, а за кулисами жизнь идёт своим чередом и ничто не в силах её изменить.
«Говорят, сегодня должны вывесить новое распределение».
«Кто на главную роль?»
«Тайна сия велика есть» – дожидаясь своей сцены в курилке, артисты болтали о том, о сём.
«Курите, а я зарплатку уже получил» — долговязый Пашка монтировщик с дамами не особенно церемонился. Это событие взволновало всех до крайности, и Купава помчалась за кулисы, определить, сколько времени осталось до её выхода.
«Успею», — подумала она и, не сбавляя темпа, рванула на второй этаж, к окошечку с надписью «касса».
Очередь уже сформировалась, однако, прикинув ещё раз оставшееся до выхода время, Купава встала в очередь.
Беда в том, что весть о начале выдачи заработной платы неизъяснимым образом дошла и до тех артистов, что были на сцене. Возбудившись фактом начала выдачи денег, они, несколько сократив сцену, тоже поспешили к окошку кассы.
А на сцене остался Лель. Один. Совсем один. Выход Купавы. Но она находилась «поближе к кассе, подальше от сцены!». Как же обогатился разными стихотворными импровизациями классический текст Островского! Какими уникальными стали мизансцены Леля! Наконец, помощник режиссёра Олечка, мирно болтавшая с подругой, увидела гениальную импровизацию бедняги Леля. Тогда то и взорвалась внутренняя связь нецензурным рыком Олечки, суть которого состояла в посыле «Купава, ты уже давно на сцене!!»
Нет, люди летают! Купава за доли секунды влетела пред ясные очи Леля. Текст она забыла, в её кулаке потела полученная зарплата, глаза светились счастьем и испугом.
«Насилу я нашла тебя, желанный» — и далее по тексту. Мизансцена была восстановлена. И в момент объятий Купава радостно шепнула своему родному мужу, пребывавшему в образе Леля – «За двоих получила». Торопиться было некуда. Теперь можно было доиграть сцену в полном удовольствии и в соответствии с творческими задачами.

Суть и логика абсурда

Комментирование отключено.