Главная > Великие > Норис-Карл Гюисманс

Норис-Карл Гюисманс

При всей условности такого рода обобщений, можно сказать, что жизнь и творчество Гюисманса идеально выстраиваются вокруг семантики разрыва, перемены, непостоянства. В своих романах он переходит от натурализма (Сестры Ватар, 1879; Семейный круг, 1881) к мистике и декадентству (В пути, 1895), от ереси (Там. внизу, 1891) к католицизму (Собор, 1898).

Многочисленные любовные разочарования обостряют его вдохновение и одновременно внушают отвращение к женщине вообще и к семейной жизни. И даже свое собственное имя он писал то на французский, то на фламандский манер — Шарль-Мари-Жорж или Норис-Карл.

Ветреный и непостоянный, Гюисманс рвал самые теплые дружеские отношения. Он радушно принял Золя (прочтя Марту. 1876, тот провозгласил Гюисманса «романистом будущего»), а сам в посвящении ему Сестер Ватар называет себя его «пылким почитателем и преданным другом» — но отказывается мириться с творческим диктатом натурализма и ярлыком вечного дилетанта.

Точно так же, отправившись в 1884 г. на отдых вместе с Леоном Блуа для того, чтобы «вместе блевать от мерзости сегодняшнего дня», Гюисманс вскоре резко разочаровывается в бывшем друге — впрочем, отвечавшем ему взаимностью и столь же сильным эпитетами.

Таким же одиноким, как Гюисманс в жизин, предстает и центральный персонаж его книг — одинокий молодой человек без семьи. Фолантен (По течению, 1882) превращается в Дезэссеита (Наоборот, 1884), а позже становится Дюрталем (Там. внизу, 1891; В пути, 1895; Собор, 1898). Во многом это автопортреты самого автора, причем вдохновленные не только отвлеченными идеями, но и его реальными жизненными коллизиями и переживаниями (ср. отвращение к участи рогоносца в приведенном Бретоном отрывке из Семейного круга, 1881).

Неприятие Гюисмансом мира людей и человеческой посредственности выражалось не только в сюжетной ткани его романов, но и в их лексике. При этом он не подновляет старый язык, как поступал, например, Гюго, а выворачивает привычную лексику наизнанку, почти ее не меняя — ниспровергает язык его же средствами. Издатель его раннего текста Бонбоньерка с пряностями (1874) говорил, что Гюисманс «воскрешает Парижскую коммуну — но уже в области французского языка».

Великие

  1. Пока что нет комментариев.
  1. Пока что нет уведомлений.